Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Изыскания дилетанта в чумное время

Руководство по вирусологии под ред. Академика РАН Д.К.Львова от 2013 г. содержит следующую информацию:
Вирусы (коронавирусы) инактивируются жирорастворяющими агентами и неионными детергентами, формальдегидом, окислителями и ультрафиолетом. (стр. 214 монографии).
Неионный детергент — это обычное мыло и поваренная соль. Первое как известно следует применять наружно, второе — как наружно так и внутрь. Также к неионным детергентам относятся все синтетические моющие средства.
Именно отсюда требование к соблюдению гигиены. Обычное мыло убивает все виды вирусов, которые оседают на поверхностях.
Жирорастворяющие агенты — это вещества растворяющие жиры. Элементарно.
К жирорастворяющим агентам относятся в основном те вещества, которые вовнутрь принимать нельзя.
Но есть группа тех веществ, которые в жире растворяются, хотя и не идеально. Например, этиловый спирт.

Жиры также растворяются эфирами. В медицине эфиры хорошо , успешно и долго применяются. Так, эфирами  фосфорной, азотной, серной и др. кислот являются органические  фосфаты,  нитраты,  сульфаты[en]  и др. соответственно.
В медицине применяется достаточно много эфиров неорганических кислот (ссылка: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BB%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D1%8D%D1%84%D0%B8%D1%80%D1%8B#%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%B2_%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BD%D0%B5 ).
Таким образом, теоретически мы понимаем, что лечение существует.
Учитывая то, что количество выздоровевших значительно превышает число трагических исходов, можно сделать вывод что не все так плохо.

Жиры частично растворимы в этаноле (5-10%). Однако жиры хорошо растворяются в горячем спирте — это достаточно известное свойство жиров,описанное в литературе. Исходя из этого, много употреблять алкоголя нецелесообразно. Во-первых, превышение дозировки ослабит организм, во вторых, не все готовы пить сакэ. Хотя у японцев, несмотря на значительное число случаев инфицирования, число летальных исходов крайне невелико. Вероятно есть причина не только в сфере медицины. И совершенно точно, что употребление крепкого алкоголя доведенного до ледяной температуры, совершенно не улучшит здоровье. Пить нужно напиток комнатной температуры или подогретый выше температуры тела.

Дополнительно можно сказать, что умеренное употребление алкоголя имеет ряд иных преимуществ, доказанных научно:
Диссертация к.м.н. Булгаковой В.С., Углевод-белковые комплексы при алкогольной интоксикации на фоне экспериментальной гипергликемии , автореферат которой опубликован в свободном доступе (ссылка: https://www.dissercat.com/content/uglevod-belkovye-kompleksy-pri-alkogolnoi-intoksikatsii-na-fone-eksperimentalnoi-giperglikem ) содержит следующее: «Есть данные, что употребление алкоголя в низких дозах приводит к увеличению в плазме концентрации адипонектина, не влияет на уровень ФНО-альфа и имеет положительную корреляцию с индексом чувствительности к инсулину [93, 198]. Адипонектин, вырабатывающийся в адипоцитах под влиянием инсулина, регулирует энергетический гомеостаз и оказывает антивоспалительный и антиатерогенный эффекты. Полагают, что адипонектин, частично оказывая антагонистический эффект на ФНО-альфа, выполняет защитную функцию против гипергликемии, инсулинорезистентности и атеросклероза. Установлено, что умеренное употребление алкоголя в эквивалентных дозах оказывает противовоспалительный эффект, снижает активацию моноцитов, ингибирует продукцию ФНО-альфа, ядерного фактора Каппа В, стимулирует выработку противовоспалительных цитокинов и интерлейкина - 10 [206].».

Предварительные выводы дилетанта:
По всей видимости в данный весьма тревожный период времени умеренное периодическое употребление этилового спирта и эфиров органических кислот, применяемых в медицине, должно способствовать во всяком случае уменьшению вирусной нагрузки за счет инактивации тех вирусов, которые все таки могут успеть попасть в организм.

#КОРОНАВИРУС #covid-19

Коронавирус

Любой разумный человек при столкновении с чем то новым и выходящим за привычные рамки должен прежде всего найти научно доказанные факты и составлять свое представление о природе вещей исходя из них, а не из домыслов журналистов или поспешных объяснений тех, в чьи обязанности входит , скажем, успокоение общественности.
В монографии «Вирусы и вирусные вакцины» 2007 года Сергеева и Непоклонова рассматриваются разные виды вирусов, вызываемые ими патологии и лечение.
На странице 430 монографии ясно сказано, что у человека коронавирусы вместе с другими вирусами вызывают синдром обычной простуды.
В этой же работе указано, на примере инфекционного бронхита птиц, что «инфекционность вируса снижается быстро, и выделение вируса от заболевших спустя 10 дней случается редко».
Также указано, что «переболевание сопровождается образованием антигемаглютининов, нейтрализующих и преципитирующих антител и практически пожизненным иммунитетом к гомологическому типу вируса».

В случае того, что называют «короновирусом COVID-19 мы наблюдаем совершенно иную картину:
Вместо синдрома обычной простуды наблюдается может наблюдаться тяжелое поражение органов дыхания, сопровождающееся летальным исходом.
Инфекционность вируса не снижается по истечении 10 дней, напротив, вирусоноситель остается заразным более длительное время.
И наконец, самое интересное — переболевание ни коим образом не сопровождается образованием пожизненного иммунитета. После данного вируса никакого иммунитета не образуется. Во всяком случае об этом говорится в открытой печати.
Возникает закономерный вопрос — что ЭТО такое и каким образом коронавирус, который в 2007 году ни коем образом не относился к разряду опасных, вдруг внезапно стал крайне опасным в 2020 году всего за 2 месяца.
По состоянию на 2007 год коронавирусы не представляли опасности и лечились элементарными противовирусными препаратами. Точнее, многие медики утверждали что в целом большинство противовирусных препаратов неэффективны и лишь иммунитет позволяет организму бороться с вирусом. И вдруг некий коронавирус, который ранее сам по себе опасным не считался, стал более опасным по своим клиническим последствиям. Это не совсем соответствует картине коронавируса, описанной в 2007 году, хотя быстрая изменчивость коронавирусов отмечается в исследованиях. Но нигде не описывалось что такая изменчивость должна быть столь радикальной, когда речь идет об опасности свойств. Резкое изменение природы всего лишь одного из многих разновидностей вируса, произошедшее за пару-тройку месяцев — необычно. Почему сейчас, а не 20 или 50 лет назад? И почему другие группы вирусов не меняются так быстро и не становятся настолько радикально более опасными?
Не стоит делать фантастических предположений и выстраивать очередные теории заговоров. Просто есть факт необъяснимо быстрой мутации вируса и ухудшения его свойств. При том что эволюция других вирусов не привела к тому что они внезапно стали намного опаснее.
Даже если такая мутация объяснима, не очень объяснима скорость как мутации, так и комбинации неблагоприятных факторов.
Далее:
Природа вируса в том чтобы поддерживать выживаемость клетки-хозяина Если вирус поддерживает выживание клетки-хозяина, он повышает шансы на собственное выживание и выживание своего потомства. Как мы видим, ТО с чем мы имеем дело поражает те клетки, от которых зависит жизнь организма.
В научно-популярной монографии «Вирусы: скорее друзья чем враги» на странице 26 опубликовано следующее: «Вирусы — возбудители птичьего гриппа стали опасными в силу манипуляций, проделанных учеными в лабораторных условиях. На основе чисто птичьего вируса был получен вирус, заразный для человека. В последовательность генов вируса дважды внесли мутации в двух независимых лабораториях, в США и Голландии. Почему же ученые проводили столь рискованные эксперименты? Этот вопрос возник только после того, как наивные ученые опубликовали результаты своих исследований, и только тогда организации, финансирующие эти изыскания, забили тревогу. На эти исследования и публикацию их результатов был наложен обязательный шестимесячный перерыв, мораторий, который продлился дольше, чем было предусмотрено, после чего запрет на публикацию был смягчен: ввели запрет на публикацию детальной информации, чтобы невозможно было повторить эксперимент и превратить относительно безвредный вирус в опасный».
На странице 28 этой же книги написано: «ТОРС (тяжелый острый респираторный синдром, или атипичная пневмония) — заболевание, для работы с возбудителем которого необходимы лаборатории с самым высоким уровнем биозащиты. В Гонконге коронавирус, возбудитель атипичной пневмонии, не однажды похищался из исследовательского института. Самым поразительным стал пресс-релиз 2014 г., в котором говорилось, что из парижской лабораторий с надлежащим уровнем безопасности пропало 30 контейнеров с возбудителями ТОРС из бака с жидким азотом, в котором хранятся образцы. Об этом происшествии по соображениям безопасности не сообщалось, чтобы никто не узнал об опасном содержимом пропавших контейнеров».
В этой связи, учитывая относительно невысокую стоимость редактирования генома, следует предположить в качестве догадки, или версии, что данный вирус стал или мог стать более опасным отнюдь не в силу случайного стечения обстоятельств.
И вероятно многим из нас, многим из тех кто хочет создать какой-либо высокотехнологичный бизнес, вместо того чтобы изучать модное долгие годы программирование, стоит подумать об изучении биологии и биотехнологий.
Дорогие брендовые девайсы и пафосные аксессуары за сотни и тысячи долларов не имеют ценности в условиях, когда их владелец внезапно может быть прикован к постели с тяжелым или смертельным заболеванием. Большинство из того что продается — по сути имеет невысокую ценность, это всего лишь дорогие игрушки. Реальная ценность — это безопасность в медицинском плане, оптимальное биологическое состояние, работоспособность на долгую жизнь, сохранение ясности сознания. Вместо покупки дорогих и пафосных автомобилей и костюмов по вздутой цене потребители должны хотеть купить нормально функционирующее биологическое тело, не отягощенное болезнями и одряхлением, острое зрение, нормальный волосяной покров на голове и кожу на лице, не обвисшую как у бульдога уже после 40. Вместо этого среднестатистический обеспеченный потребитель вместо того чтобы, скажем, вставлять выпадающие волосы или делать детоксикацию органзма, или инвестировать в оптимизацию жирового слоя и веса, тратит деньги на рестораны, неумеренное питание, и разного рода дорогие игрушки.
Вероятно этот вирус должен будет каким то образом изменить потребительские приоритеты в пользу уменьшения значимости игрушек и повышения значимости реальных ценностей.

Сколько стоит медицинская страховка в США?

Оригинал взят у silent_hussar в Сколько стоит медицинская страховка в США?
В США на каждого взрослого медстраховка стоит порядка $200-$500 в месяц, на детей - раза в два меньше. Тоже на каждого. Так что на семью из четырёх человек готовьтесь платить примерно $1000 в месяц. Многим это не под силу.

Ситуацию облегчает то, что работодатели часто сами частично или полностью оплачивают медстраховку своим работникам. В редких случаях работодатели оплачивают страховку и членам семьи. И даже если они этого не делают, благодаря особенностям налогового законодательства, покупка медстраховки через работодателя мужа или жены выгоднее, чем это делать на свободном рынке. Я в этом только что убедился, так как выйдя на пенсию, утратил страховку от своего работодателя, которая стоила $495 в месяц. Страховку с аналогичным покрытием на свободном рынке я смог найти только за $700+; поэтому я застраховался через свою жену, у которой её работодатель стал вычитать из зарплаты те же самые $495 в месяц. Дети в возрасте до 26 лет тоже имеют право на оформление страховки через своих родителей; за нашу дочь моя жена платила $220 в месяц до тех пор пока та не нашла себе работу с покрытием медстраховкой. У нашей дочери страховка стоит $200 в месяц, из которых 1/4 она платит из своего кармана, а остальное доплачивает её работодатель.

Объём покрываемых услуг зависит от стоимости страховки. Даже когда медстраховка стоит $500 в месяц, она не покрывает все расходы на 100%; если вы заболеете с попаданием в больницу хотя бы на пару дней, то вам придётся заплатить $2000-$3000 из своего кармана (copay). Если же вы здоровы и просто в профилактических целях посещаете врача и делаете рутинные обследования, скажем, три раза в год, то заплатите не менее $500 (deductible). Страховка стоимостью $200 в месяц покрывает намного меньше; при попадании в больницу вы заплатите не менее $4000-$5000 (copay) за те же два дня и будет полностью оплачивать все прочие рутинные услуги, пока сумма не достигнет, скажем, $2000 (deductible). И только выше этого порога страховка покроет часть ваших расходов. Если расходы на медицинские услуги оказались выше указанного мною порога (т.е. около $3000 для страховки за $500 в месяц и около $5000 при страховке за $200 в месяц - upper limit), то далее ваши личные расходы расти не будут; страховая компания покроет на 100% всё, что выше этого порога. Так что, скажем, за операцию на сердце, которая стоит порядка $100К, вы заплатите всего $3000-$5000.

Параметры страховки: deductible, copay, upper limit определены в расчёте на один год. На следующий год вы снова начнёте платить 100%, пока не достигнете deductible, а затем выше этого порога будете платить copay Х% от суммы услуг, пока не достигнете upper limit. У моей страховки deductible=$500, copay=20% и upper limit=$2800.

По сравнению с прочими развитыми странами, в США здравоохранение обходится примерно в два раза дороже. Впрочем, во всех остальных странах эти расходы покрывают за счёт налогов, а гражданин платит совсем ничего или небольшую сумму. В Канаде это зависит от провинции. В Бр. Колумбии надо платить $70 в месяц из своего кармана (кроме совсем бедных), а Онтарио с граждан деньги взимают через дополнительный 1% налог с продаж. Эти поборы дают примерно 1/3 бюджета системы здравоохранения; остальное добирают через другие налоги. То есть выходит, что медстраховка стоит примерно $200 в месяц, и она покрывает всё.

Я вижу причину запредельно высоких цен на услуги здравоохранения в США в отсутствии механизма, сдерживающего рост этих цен. В этой отрасли экономики правит мафия, возглавляемая частными страховыми компаниями. Им достаётся примерно 36% всех денег, получаемых с пациентов - непосредственно или через государственные программы страхования Medicare (для стариков) и Medicaid (для совсем бедных). А в такой стране, как Канада, цены устанавливает правительство и роль страховой копании исполняет минздрав провинции. Административные расходы при этом составляют 6% от всего бюджета. При этом на душу населения в Канаде расходы на здравоохранение в два раза ниже чем в США, но средняя продолжительность жизни канадца почти на три года больше, чем у американца.

Это пример того, что социалистическая система может работать куда эффективнее, чем как бы свободная рыночная капиталистическая. На самом деле в США эта система не свободная, а олигополистическая, где всё определяет негласный сговор небольшого числа участников рынка - страховых компаний. Именно они своими усилиями извратили до неузнаваемости реформу системы американского здравоохранения, затеянную президентом Обамой. Обама поначалу хотел создать систему по канадскому образцу, но ему быстро дали по рукам. При этом противники этой идеи опирались на неосведомлённость большинства американцев и их дремучую ненависть ко всему, что ассоциируется с понятием "социализм". Во время дебатов в Конгрессе по законопроекту, эта ненависть активно подогревалась интенсивной "социальной" рекламой по ТВ, подаваемой от имени "озабоченных граждан". Главным лозунгом было: "Не позвольте чиновнику встать между вами и вашим врачом". О том, что на этом месте стоят алчные страховые компании, реклама умалчивала.

Вот вам пример того, кто сейчас стоит между мной и моим врачом. Несколько лет назад мне был назначен для приёма довольно дорогой медицинский препарат Л. Препарат действовал хорошо и 85% его стоимости мне оплачивала страховая компания. Имея в виду скорый выход на пенсию и возможную потерю медстраховки, я попросил врача заменить Л. на аналогичный дешёвый препарат М. Примерно через полгода-год выяснилось, что этот препарат работает плохо и поэтому имеет смысл вернуться к приёму Л. Врач выписал мне новый рецепт, и я предъявил его в аптеку. К моему удивлению, аптекарь мне сообщил, что моя страховая компания отказывается оплачивать этот препарат и вместо этого настойчиво рекомендует заменить его препаратом К., который стоит немного дешевле, но тоже дорог.

Таким образом, между мною и доктором встал во весь рост страховой агент и, выкрутив мне руки, заставил пользоваться препаратом К. Возможную причину такого шага я вижу в том, что фармацевтическая фирма - производитель препарата К. - вступила в сговор со страховой компанией, которая стала таким вот наглым образом продвигать этот товар на рынок. Что касается его лекарственных свойств, то, по мнению моего врача, К. даёт примерно такой же эффект как и Л., но использует немного другой биохимический механизм.

Однако, как вы видите из моего примера, американский рынок лекарственных средств не свободен и врач ограничен в принимаемых им решениях. У меня имеется несколько других примеров из личного опыта, которые подтверждают это наблюдение. Между врачом и пациентом в США стоит посредник, который преследует бизнес-интересы страховой компании. Если бы на его месте стоял чиновник Минздрава, как в Канаде, то он худо-бедно преследовал бы не частные, а общественные интересы - потому что в Канаде правительство находится под жёстким общественным контролем.

В результате в Канаде медицинское обслуживание обходится в среднем в два раза дешевле, чем в США - при куда лучших результатах. К сожалению, американцы, даже образованные, как мои коллеги по университету, не знакомы с этими различиями.